NEON DRIVE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NEON DRIVE » ГОЛД ТУРИСТЫ » Manhattan


Manhattan

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

[ГОСТЕВАЯ КНИГА] [ХОЧУ НА МАНХЭТТЕН]

http://s0.uploads.ru/kP8bj.gif
Манхэттен.
Остров грез и несбывшихся надежд, где в калейдоскопе страстей и растворяешься без остатка. Манхэттен – хамелеон. Широкая и открытая улыбка на его лице легко сменяется презрительной гримасой. Манхэттен безмятежен, как гладь пруда в жаркий полдень, и смертельно опасен, как ночная гроза в буйствующей стихии моря. Размашисто щедр и болезненно скуп. Готов облагодетельствовать тебя, но в тоже мгновение способен и разорить без минуты колебания. Он столь разнообразен, что понимаешь – здесь есть угол и для тебя. Манхэттен - последний, решающий, окончательный остров мечты. И он всегда готов принять новых жителей.

[Сюжет] [Занятые внешности]  [Нужные персонажи]

0

2

http://se.uploads.ru/wLufp.png

Новая неделя - новая тематика!

0

3


https://68.media.tumblr.com/deb85fabfdfab37b7bfa6103727a8c06/tumblr_os41hckQnx1us77qko1_1280.png

https://68.media.tumblr.com/84a57fb95a08ebda33a3b916a161116c/tumblr_os41hckQnx1us77qko3_1280.png
В конце концов, это она его бросила. Это она плюнула в его распахнутую душу, позабыв о том, что они были друг другу дороги, только лишь затем, что погналась за эфемерными понятиями и идеалами. Разве он стоил того? Разве дал он ей хоть единый повод? Что это было, если не болезненная тяга расстелиться под другими, что опорочила и его искренние чувства к ней, и самоё их отношений. И он поклялся, что навсегда избавит ее разум от страданий осознания своей грешности. Она вновь и вновь находила его на этом земном шаре, куда бы он ни отправился, а исколесил Роб до этого едва ли не добрую половину американских штатов, она добиралась до любого из них, чтобы издевательски всплыть в памяти, злорадно хохотать над его беспомощностью уничтожить нечто незыблемое и вечное, что приходилось началом в каждом женском естестве. Он убивал ее с такой жестокостью, на которую вообще маловато кто был способен, но мужчина решительно не хотел уступать ей ни пяди свободы, ни единого вдоха, она должна была утонуть в бездне ужаса и страданий, положить которым конец мог лишь он один. И он подарит путь к очищению даже этой рыжей твари, что похотливо раскинулась перед ним, при падении не озаботясь о том, чтобы прикрыть свои чресла под распахнутой юбкой, или ему самому именно так хотелось думать, а потому и очнулась Эмили полураздетая, с жирно размазанной ярко-алой помадой на губах, его персональная Лилит и его же проклятье. Она визжала с такой пронзительностью, что мечущийся по помещению Роберт в собственных терзаниях и ищущий ответов на извечные вопросы, доканывающие его рассудок, налетел на девицу, наотмашь ударив ее по лицу старой-доброй монтировкой, которая еще ни разу не подводила его в действенности средства.
читать продолжение: «my evil ways»

Знаешь, пап, когда я пришла к тебе за эпизодом про маньяка, я думала, это будет быстро, активно и без всяких там эмоций и размышлений. Все же это история одного убийства. Я почему-то забыла на тот момент, каким сложным и проникновенным до мурашек может быть твой пост. То, что ты делаешь в этом эпизоде, потрясающе. И я сейчас говорю не о действиях героя, а о твоей манере передачи его естества. Я разрываю твои посты на цитатки, и они лежат у меня в файле "папа может". Судьба Тедди-Роба-Рика удивительна, но ещё более удивителен он сам в твоём воплощении. Я хочу сказать тебе огромное спасибо за те эмоции, которые ты вызываешь, за эстетические оргазмы от постов и просто за то, что ты такой у меня есть. Мне нравится, что мы с тобой во многом сходимся и готовы добавить жести вообще всюду, даже туда, куда не надо. Мне нравится твой чёрный юмор и твоя манера ведения диалогов. Иногда (ты помнишь, когда) это доходит до бесячего визга, но и это мне нравится. Могу с уверенностью сказать, что мимо тебя трудно пройти и не заметить. Особенно когда ты оживляешь такие вот сухие наброски "а давай её убьем". Я удивляюсь, как у тебя получается любому, даже самому грязному и отвратительному по содержанию, посту добавить какой-то готической романтики и красоты. Мастер жести, маньячества, кровавых разборок и крепкого словца (пловца, говорит телефон), спасибо тебе за то, что ты делаешь. Я знала, к кому иду, и ни разу не пожалела о своём выборе. Играть с тобой жертв сплошное удовольствие, и мне кажется, что это не последняя наша игра (хотя я порой бываю весьма самоуверенна хд). Крепкие обнимашки тебе, Тёмный Лорд. Форевер йорс, дочь.   
(с) Эмили
Чествуем, чествуем постописца, закончили чествовать.
Ну, во-первых, я тебя поздравляю с победой на этой неделе, маньячина ты мой, внезапно волосатый. Ты заслуживаешь, причем не единожды, и будь моя воля, висела бы твоя морда на доске почета, как охотничий трофей над камином. Во-вторых, (тут будет немного возмущения) я прочитала твой пост недели и немного озадачена, не встретив там вначале предупреждения о том, чтоб я не читала, ибо в посте присутствуют сцены прелюбодеяния с другой бабой… и пусть с помощью монтировки. Я-то знаю, что ей понравилось! Да и тебе… Ой все, короче. Но чтож, признаю, понравилось и мне… Надеюсь, челюсть ты ей хорошо поломал, поломаешь еще сильнее и живой эта рыжая стерва от тебя не уползет. А вообще читать кровавые триллеры от тебя одно удовольствие, ибо знаешь в этом толк, в образе мыслей, чувств, которые испытывает герой, что им движет. Тебе всегда это хорошо удается, как бы ты после ни ворчал на очередной свой бессловесный пост, ибо и без слов все ясно. Ну и в-третьих, повторюсь, что ты молодец, я тебя люблю, поздравляю и верю, что эта новость тебя порадует и подарит настроение на грядущую неделю.
   
(с) Медея

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://se.uploads.ru/J2Yh4.png
Джастин

http://s6.uploads.ru/1BUc4.png
Лианна

http://sd.uploads.ru/oV9NJ.png
Нил

http://s8.uploads.ru/JIQOE.png
Самин

http://sd.uploads.ru/dQT9c.png
Флинн

http://sa.uploads.ru/T3DZP.jpg
Дейна

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Однажды мне сказали, что гораздо легче делиться своими дурными мыслями, переживаниями и проблемами с незнакомыми людьми. Отсюда все эти истории про понимающих парикмахеров и барменов. Я ни к тем, ни к другим не отношусь, но все же сделал это своей профессией, делюсь с массами собой через творчество, вот только это не похоже на разговор. А я, пожалуй, нуждаюсь именно в нем. Ты в праве не читать дальше, смять этот жалкий лист бумаги и выбросить его в ведро. Или, может, это письмо никто даже не станет читать, отбросит в стопку мусорной корреспонденции к рекламным буклетам и скидочным купонам в дерьмовый супермаркет. Так или иначе, а я не обижусь, не расстроюсь, забуду об этом странном эксперименте раз и навсегда. На второе письмо в никуда уже не решусь. Но если вдруг захочешь ответить, то я прилагаю обратный адрес, хоть и оставляю в тайне свое имя. Нам все это ни к чему, останемся незнакомцами.
Не знаю, доводилось ли тебе когда-нибудь бывать в Берлине, но мне вот да, много раз. Там живет человек, ради которого в прошлом не проблемой было срываться туда в любое время дня и ночи. Мы проводили в этом городе дни, недели, месяцы, но каждый раз казалось, что можно было бы остаться и подольше. В этом году в Берлине тяжело дышать.

«running down the plane» Иен

День за днем. Одно и то же. Утром просыпаешься, идешь, точно сон твой продолжается, по особняку дяди, холодному и неприветливому точь-в-точь как его глаза, прямо на балкон, чтоб раздвинуть тонкие занавески. Потом, подумав секунды три-четыре, ты открываешь окно, съеживаешься моментально, обхватывая свои плечи костлявыми чрезмерно пальцами, думая о том, что за ночь словно бы стало еще холоднее, что черные контуры татуировок смотрятся еще чернее на голубоватой коже, заморенной то ли холодом, то ли нервами. Ногти напряженно скользнут по рукам, оставляя алые разводы… Потом встряхнешься словно воробей, задремавший на линиях электропередач, захлопываешь окно с неприятным лязгом, ездящим вдоль позвоночника. Приводишь себя в порядок, который приемлет дядя, спускаешься вниз к утреннему кофе и завтраку, который сегодня в горло особенно не лезет. Чахнешь над чашкой, отвечаешь односложно на вопросы дяди-отца, умеренно беспокойные, смотришь с тоской в окно, слыша то ли голоса, то ли шум моря в ушах. Снова встряхиваешься задремавшей птицей… Неловко улыбаешься, встаешь, отказываясь от завтрака в своей традиционной манере. Никого не хочется видеть, поэтому в ближайшие несколько часов телу, в котором плещется мерно только чашка слишком крепкого кофе, предстоит заточение в комнате или душной камере студии, специально оборудованной дядей.
«Black out days» Джастин

Я медленно выдыхаю дым, стараясь внимательно слушать все, что говорит мне сейчас Эллис. Нет, дело не в том, что я считаю это чем-то мегаважным, просто все, что вы скажете, будет использоваться против вас.
Нельзя перестать орать.
Тупишь здесь только ты.
Я не хочу сказать, что его слова выводят меня из себя, но это первое, что приходит на ум.
- Уилл... - я хочу сказать что-нибудь в свое оправдание, но из головы смыло абсолютно все адекватные мысли. Он вызывает у меня стойкое желание защищаться методом атаки. В какой-то момент мне даже хочется извиниться и сменить тактику. Я тушу сигарету и слезаю со стула. Я подхожу к Уильяму практически вплотную, чтобы заглянуть ему в глаза. Знаете, есть такое чувство, будто рядом с тобой опасное существо, и тебе надо бы свалить. Вот у меня его нет.
Я подхожу и кладу ему руку на плечо в надежде, что он развернется, а не будет разговаривать со мной задницей. Мне даже становится его немного жаль, но это все моя чертова сердобольность. Я же помню, что он обещал мне всегда быть рядом. 

«after the rain there will always be the sun» Эмили

На часах стукнуло восемь, все забронированные столы были заняты, никто не отменил заказ – хороший знак. Пусть мишлен еще не вынес своего окончательного вердикта, но слух уже бродил среди знатоков, что повлекло за собой ощутимый спад потока лояльных посетителей. И вновь я ощутил жужжание в кармане, и с нетерпением достав телефон, разочарованно обнаружил, что это сообщение от банка с предложением о выгодном кредите. Но моментально удалив его, я заметил еще одно непрочитанное – от моей загадочной итальянки. «Что ж, теперь нам нужно встретиться. Мне нужна эта серьга. Понимаешь о чем я?» Усмехнувшись, я рефлекторно качнул головой, чуть помедлив с ответом. Встреча? Как чертовски не вовремя, Летти. Дай мне время уладить всё. Я начал набирать, потом всё стёр. Печатаю снова, останавливаюсь, думаю. Стираю. «Что ж, будем уповать на судьбу-проказницу» - нелепая отписка, сам понимаю, но сейчас это лучше чем ничего. Она наверняка решит, что я ее динамлю, но может это и так, хотя нутро мое говорит обратное.
Лето ворвалось на Манхэттен во главе с властным солнцем и полным штилем. Аномальная жара отражалась на всех обитателях, и не одной лишь Адской кухни, хотя название района сейчас звучало крайне уместно.

«Your territory, but my rules» Нил

С самого рождения выпадает всего один шанс на жизнь, одна дорога, наполненная ошибками, взлетами, падениями, чем-то, о чем можно будет жалеть или гордиться, тысячи и тысячами событий, уникальными в своем роде, потому что никогда на свете не будет точного такого же человека, что пойдет подобным путем и будет так же оступаться. Никогда не знаешь, куда занесет эта сложная тропа, петляющая, обрывающаяся, запутанная, а может, внезапно и закончится и дальше не будет ничего. Кто-то верил в переселение душ, в ад и рай, Стэнли же был приверженцем, что после уже будет одна лишь тьма, о которой он вряд ли задумается. Вот только, как и другие, с момента, когда старуха с косой дышит в затылок, он начинает бежать от нее как можно дальше, изо всех сил, падая, спотыкаясь, терпя синяки и порезы, но лишь бы оттянуть момент неизбежной гибели и уйти тихо и спокойно, как об этом мечтает каждый. Где-нибудь в дома, вдали от города, в кресле качалке, пока морской ветерок треплет уже седые волосы, а плед на ногах согревает даже в подобную теплую погоду, но телу все равно холодно, смотреть на волны, чтобы потом прикрыть глаза будто на минуточку и заснуть окончательно.
Выстрел над головой напомнил о том, что до этого еще нужно дожить.
— Живой? Дэвид. Дэвид?

«My business. My rules. Your problems.» Дэвид

На начальном этапе, когда мы были друг для друга объектами вожделения, кроме сбивчивых комплиментов по поводу привлекательности, размера и навыков ублажения, я больше ничего не припомню. Хотя, нет - помню! Крис не переставал флиртовать со мной, будто бы барная стойка за которой он привык работать, расширила свои горизонты до пределов спальни. Он умеет говорить красиво, разбавляя словарный запас бархатным тембром, от которого моя голова пошла кругом при первой встречи, и продолжает кружиться до сих пор. В переломный момент нас обоих грызла совесть, и мы открыли друг другу глаза на весьма существенный факт: мужчины не просто умеют плакать – они делают это сквозь боль и презрение, насилуя любимых, как физически, так и словесно. Когда мы вновь сошлись, слова в постели звучали редко и на грани целомудрия. Это были фразы звучащие шепотом, будто бы высокий тон - угроза. Это были осторожные фразы, основанные на желании простить и молить о прощении. И когда каждый из нас добился того и другого – мы наконец научились самому важному, о чем не должны забывать. Мы научились говорить о любви. Мы перестали молчать о глубоко затаенных на сердце чувствах. И чем больше я говорю и слышу в свой адрес нечто такое, отчего вся грязь и ничтожность прожитых лет растворяется словно белизной выведенное пятно - тем отчетливее представляется будущее. 
«All I want for Christmas is...» Натаниэль

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

don't yawn, cause this is Africa

Лучшая игра недели

Элис была кем угодно, но не дурой. Нет, так её, конечно, частенько называли, но ещё ни разу она не признала своего соответствия данным умственным характеристикам. И даже сейчас, то ли из упрямства, то ли из чувства справедливости, продолжала упорствовать, отвергая тот факт, что Элис Фишер может быть дурой. Признавая всю серьёзность ситуации, где на пару с красавчиком нарушила не только законы чужой страны, но и законы военного времени, судя по всему, она не была готова сдаваться без боя, как не делала этого никогда, даже признавая, что они проиграли по всем статьям. В этих джунглях, где только что стали свидетелями браконьерства со стороны официальных органов, не стоило рассчитывать на особенную милость. Той прыти, с которой военные гнались за беглецами, рассекая тёмное пространство леса, рискуя плотно и молниеносно впечататься аккурат в ближайшее дерево, многие бы позавидовали. Из чего хороших выводов не следовало вовсе. Эти ребята точно не собирались предлагать им свою помощь, как заплутавшим.
Пока бравым галопом в голове проносились куски фраз, которые герои, просмотренных километрами потраченного времени, фильмов выдавливали из себя в подобных ситуациях, Элис краем глаза фиксировала, как, оскальзываясь на грязи, летит на землю Рипли, тут же получая свою долю пристального внимания со стороны догнавших их военных.

Элис

Из-за темноты и дождя, отступившего ненадолго, но оставившего после себя шорох слетающих с листвы капель, мир сузился только до совсем крошечных отрезков, влезающих в конусы света фар военных джипов. Особой камерности обстановке придавала зазвучавшая французская речь. Как и положено во всех театрах – высоко, с некоторым надрывом, что придавало большей драматичности ситуации, разве что суфлер на нынешнее представление не пришёл, отчего приходилось импровизировать. Купер только голову чуть задрал с земли, глядя, как шевелятся губы прекрасной девы, и абсолютно не понимая, что она в данный момент говорит. Интонации выходили испуганные и просящие. Наученный опытом общения с цирковым львом Тоби, пусть и беззубым как старушка на девятом десятке, Рипли крепко-накрепко выучил одно из первых правил общения с дикими животными – нельзя показывать страх. И, нет, выбранное сравнение для группы конголезских военных его ничуть не смущало, а под дулом автомата даже самые отъявленные борцы против расизма призадумались бы над собственными взглядами на жизнь и свой лексикон. Это в спокойном течении будних дней лихо получалось сбить указательным пальцем шляпу на самую макушку и с хитрым прищуром поведать о том, что и его когда-то вела дорога приключений. А теперь простреленное колено становилось едва ли не самым лучшим выходом с минимальными потерями.
Рипли

Самый страшный монстр - это человек...

Оторвав полосу от футболки, затянула порез и лишь затем обратила внимание на резкое исчезновение ребенка. "До сих пор не спросила имя, хотя уже привечаешь?"
Со вздохом поднялась, чтобы снова застыть. Мари напряглась, только что собранные ею банки посыпались на пол, вновь раскатываясь и забиваясь во все углы, а сама девушка метнулась к выходу. Что бы ни происходило снаружи, ничем хорошим это дело не пахло. И как назло все стекла в окнах хибары, их приютившей, были выбиты. Если нападут мутанты, то пережидать и отбиваться придется на чердаке – туда ведет узкая лестница, обрывающаяся люком, и окно всего одно там, тоже узкое. Первый этаж для обороны был совершенно не пригоден: мало места для движения, проемы, в которые при желании пролезет два небольших человека, и дверь, хлопающая о косяк, выбить которую не составит труда. Всё это мгновенно отпечаталось в сознании, пока Милла спешила следом за подростком.
Во дворе разгорался костер, все притащенное барахло было отсортировано и просыхало рядом. А еще во дворе были незваные гости. Совсем незваные. Никем. И даже не те, о ком подумалось ей. "Лучше бы мутанты..." – предательская мысль была задавлена на корню, а едва стоило получше разглядеть заглянувших на огонек, то  сомнения в их естественности полностью отпали. Не могут обычные крысы светиться столь ярко и ненатурально.
Элин/Милла

В жизни каждого жителя нового мира наступают моменты, когда думать становится некогда и остается лишь воля инстинктов. Подчас противоречащих друг другу, между прочим. К виду лабораторных крыс девочка давным-давно привыкла – и даже если они выросли до размеров «боевых», не мутировавшие твари пугали ее. Лианна побаивалась реактивов, четко связывая их ассоциацией с тем, чего нельзя касаться. Они «жглись». Лианна побаивалась огня – он тоже жегся. Стоило как-то сунуть палец в огонь, чтобы запомнить на всю жизнь. А сейчас странным образом второй страх выступал «палкой» для первого под управлением инстинкта самосохранения. Жить хочется всем. Жить хочется каждому. Лианне хотелось еще и продолжать жить в обретенной стаи, которую она сейчас старалась защитить. Только это ощущение и не давало сейчас всё бросить, развернуться и улететь прочь отсюда, ведь у нее были крылья…
У нее – были. Не было - у Мари и у «вожака». И это ради них девочка оставалась на земле сейчас, размахивая горящей веткой и норовя защитить вход в дом, пока его не «укрепят». Чуткий слух позволял отлично различать слова на расстоянии, но общий смысл скорее угадывался инстинктивно, чем постигался разумом: слишком сложно звучала вязь слов человеческой речи и слишком забытым оказался смысл таких выражений, как «баррикадировать» и «не лезть на рожон».
Лианна

Who's Afraid of the Big Bad Wolf?

Рокки не был испуган, потому что чего-то подобного он и ожидал, хотя нельзя сказать, что он был к этому стопроцентно готов. Нет, он просто чувствовал, что что-то идёт откровенно не так, но понять, что именно – не мог. Потому что невозможно представить, что за тобой следует коп, у которого с головой откровенные проблемы. Когда чудовище спустилось в подвал, когда он посмотрел на Муна, он понял, что всё просто так не кончится, впереди всё самое херовое. Маркус Олаф. Что за идиотское имя? Рокки бы тоже спятил, если бы его звали примерно также дебильно, как этого хуесоса, который наставил на него пушку и пыхтел, как слон в сортире. Получив его имя, он больше ничего не говорил, слушал только, изучая взглядом мужчину, пытаясь понять, как лучше его грохнуть. Девка на столе, кажется, потерялась в своём сознании, лёжа с широко распахнутыми глазами, пустыми и холодными, словно душа покинула тело. Пожалуй, всё рано или поздно должно было закончиться, но Мун был уверен, что не сейчас и не так. Не в этом подвале, не в этом сраном Денвере, не в том состоянии, в котором они оба были последнее время.
Рокки резко выдохнул и едва не зарычал, когда коп перевёл пистолет на рыжего. У него замерло сердце, а потом пустилось вскачь. Ему стало страшно до одури, никогда до этого ему не было так жутко. Он мог бы погибнуть сам, это было бы не так… безысходно.
Рокки

О да, он прекрасно понимал, к чему ведет Маркус. Куда он направляет свои стопы и их разговор, эту странную беседу двух обреченных, вынужденных плясать на тонком льду джигу смерти. Безумие искрами билось под стеклянными колпаками выпуклых бесцветных глаз офицера, это было единственное тепло, единственный всполох жизни, который Энджел мог разглядеть, изучая изрытое лунными кратерами оспин серое лицо, усталое и осунувшееся. Так выглядела старость: безобразно и уныло. Отталкивающе.
Энджел невольно поморщился, резиновая маска скрыла это. Фальшивая личина скрывала все, в том числе правду, которая должна была больно ранить, если бы только Маркус мог содрать со своего врага эту искусственную оболочку. Но он не мог. Даже если бы протянул руку и стащил троллью морду прочь - это ничего не изменило. Своё укрытие Энджел соткал из мягкой лжи, из гнева противника и его отчаянья. За невидимые нити тянул он Маркуса к себе, прочь от Рокки, защитить которого надо было любой ценой - это Энджел делал не размышляя, подчиняясь инстинкту.
Он почти не слушал, что говорил ему Маркус Олаф. Слова были тяжелые, пропитанные горечью и самоуверенной издёвкой. Он правда думал, что прищучил их так просто? Пальцы Энджела были сжаты в два плотных кулака, он не двигал ими, не дразнил сидящего внутри полицейского офицера зверя до поры до времени.
Энджел

С закрытыми глазами

Надвигающийся грозовой фронт может утратить силу в последний момент. Обещанный синоптиками, ливень на землю прольется безобидным теплым дождиком. В тоже время,  маленькое облако,  способно напитаться влагой. Затянуть свинцовым покрывалом ясное небо. Породит бурю десятилетия.  Шквальный ветер сорвет крыши с домой. Град побьет пышную зелень. Усеет тротуары сломанными ветвями и листьями.  Слишком много переменных. Играет роль место, время, ветер и влажность. Погода заразилась всеобщим безумием. Мария разбиралась в метеорологии на уровне обывателя. На ум пришло именно это сравнение. Оно не поддавалось объяснению. Воспаленный рассудок развлекается выдавая сюрреалистические картинки. Хотя, к чему нагонять мистики и жути. Все до оскомины банально и просто. Случившаяся ссоры была чем-то неестественным, как дождь в пустыне и снег посреди знойного лета. Арчер прошелся по ее сердцу катком асфальтоукладчика. Снес к чертям любые намеки на ландшафт. В образовавшейся пустоши не за что зацепиться ветру, чтобы закрутиться в смерч. Там царит вакуум, не способный дать искре разгореться. Так было всего десять минут назад. Внезапно налетевший ураган ревности перевернул все. Нарушил почти стерильную пустоту в изувеченном сердце. Разбил защитный купол. Набросал комья злости, вырвал с корнем сорняки отчужденности.
Мария

Хотелось закрыть глаза и перенестись во времени назад. Туда, где они были вместе и где их прикосновения приносили удовольствие, а не боль. Было время, когда Мария любила его и когда он берег ее любовь. Короткие. Незначительные мгновения. Так мало... Прежде, чем все заполонила тьма. Его тьма. Бен делал вдох, выдыхая опять отравлял девушку тьмой. Говорил... говорил. О чем? Не знал и сам. Выговаривал наружу боль, но легче не становилось. Прошлое как воспаленный гной засел глубоко внутри него и отравлял тело. Их отношения с Марией были сплетены из череды его ошибок, жестоких рук и боли. Боли, которую познала она. Боль, которую не мог контролировать он. Боль просто была частью его. Не замечая того сам, он отравил существование Марии. Ей больше не было возможности вспомнить что-то хорошее. Их совместные моменты, где они были счастливы... Их стерла тьма. Как и нет возможности простить его. Такого прощения не существует. Прощения для него не существует. Его никто не прощал так, как это делала она. Родные люди ушли, не прощаясь и не позволяя сказать последнее «прости». Мария принимала его назад даже без этого «прости». Потому, что любила. Потому, что верила, что он тоже любит и не будет в силах причинить больше боли, чем она способна вынести. В этом девушка ошиблась. В этом ошибся он сам. Бен причинил гораздо худшую боль. Самую страшную. Неизлечимую.
Бен

Close enough to kill

Душ Самин – собачья конура со встроенным водопроводом, до абсурда нелепая и с тем же абсурдом дополняющая ее прихоть в виде двух всегда пустующих мисок. Она живет неприхотливо, как ее любимый питомец, оставшийся за беспокойной гладью атлантических вод, и ее это устраивает. Но Джон никогда не был верным псом и, как гуляющий сам по себе кот, привык брать для себя лучшие условия из доступных. Поэтому на высказанное в наименее подходящий для этого момент пожелание он ответил неопределенным «посмотрим».
И она это примет.
Потому что после того, что случилось полчаса назад, у нее нет выбора.
Руки любовницы уже скользили по телу, томной невербаликой все же недвусмысленно намекая на тоску по присутствию Престона в ее жизни. И ему это нравилось. Ее бедра тесно притирались к паху, задница мягко пружинила под усилием сжимавшихся под ласковой тканью халата ладоней, растрепанные волосы терлись о лицо и лезли в рот, ударяя в нос нежным химическим запахом шампуня. Самин спрашивала, все ли в порядке у Джона, но ее короткий разговор с неизвестным абонентом дал повод предположить, что о том же следовало спросить ее саму. Практика показала, что Шоу способна просить о помощи только будучи прикованной в каком-нибудь заброшенном подвале с приставленным к виску дулом пистолета.
Джонатан

Всё это время она чувствует, что он приручает ее. Воспитывает. Даёт всё то, что ей необходимо, сковывает незримыми цепями, и вновь освобождает, раскрывает, позволяет, ставит условия, которые и сам же нарушает, но весь этот каскад событий, каждый прилив сил, каждая волна удовольствия – всё сильнее удерживает Сид рядом с Джонатаном.
Высокие отношения.
Нездоровое влечение.
Исступление.
И эта женщина в объятиях патолога знает, что на самом деле ей бы оставить всё это, сделать их сегодняшнюю встречу последней, оборвать эту связь, пока она, Самин, не увязла в этих отношениях окончательно, - всё это она прекрасно знает.
И ничего из этого ей не хочется. 
На смятой белой простыне ее разметавшиеся черные волосы кажутся ее темнее. Джонатан только лишь медленно проводит ладонью по ее щеке, чтобы убрать прядь волос с лица, нарочито касаясь ласково – и Самин льнет к его руке, тянется к его лицу губами. Я так хочу тебя касаться.
Он словно говорит: я всё еще могу любить тебя, после всего этого предательского дерьма.
Он словно говорит: какая же ты всё-таки шлюха, Самин.
Он словно говорит: но принадлежишь ты мне.
Самин

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

https://68.media.tumblr.com/632a2551aa152bec93b6c3b622ffb907/tumblr_orv74pTmK71spd9kco3_250.png
Джонатан
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/ff6120208cb95fdd4e5d4d159d78a927/tumblr_os2fim1Eqd1us77qko1_250.gif
Амелия
посмотреть

http://savepic.net/9420693.png
Рипли
посмотреть

http://sf.uploads.ru/QELCJ.gif
Камилла
посмотреть

http://savepic.ru/13656993.png
Рауль
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2uu1v.png
Дианна
посмотреть


0

4

http://sg.uploads.ru/Y8c7L.png

Киновикторина на Манхэттене продолжается. Представляем вашему вниманию задания в честь недели ужасов.

Итоги всех четырех киновикторин будут подведены одновременно в конце июня.
Все участники получат награды, особо отличившиеся знаниями кинопрома - отдельные призы.

Свет! Камера! Мотор! Продолжаем!

0

5


https://68.media.tumblr.com/8ada9e098835fe7e2517a1ece660a856/tumblr_osha4zSAFo1us77qko6_1280.png

https://68.media.tumblr.com/0b8eb76e306a61aa1606605b1171b4c2/tumblr_osha4zSAFo1us77qko5_1280.png
Дни смещались в недели, а Бен по-прежнему не мог отделаться от того гадкого чувства, что это все временно. Над головой повисло острое лезвие. Подобно гильотине оно могло пасть в любую секунду. Бен не мог предугадать время. Один шаг в неверное направление и мужчина понимал, что может потерять все. Потерять ее. Мария была рядом вечерами и ночами. Дни все чаще они проводили по отдельности. Бен старался не задерживаться на работе допоздна. В первое время вообще боялся оставить девушку одну. Казалось, если он выйдет за дверь, она выбежит следом и исчезнет, затерявшись на улицах огромного мегаполиса. На этот раз будет слишком сложно отыскать ее и вернуть назад. Туда, где она не хочет быть. После состоявшегося разговора его страхи возросли еще больше. Бен толкал себя в спину, уговаривая слишком не наседать. Слонялся позади нее тенью, наблюдая, но не нарушая дистанцию. Каждое утро любовался тем, как девушка спит, а после уходил, возвращаясь со свежей выпечкой. Дожидался, когда она проснется. Провожал до парома. Потом ехал на работу. В дни, когда нужно был посещать врача, Бен отвозил ее до университета, желал хорошего дня и ждал, пока она зайдет внутрь. За четырьмя стенами Мария была в безопасности. Бен уезжал с более спокойным сердцем, но все равно не мог сконцентрироваться на работе. Инструменты падали из рук. Коллеги раздражали. Его мысли так и не нашли правильного пути, продолжая вариться в голове. Стало ясно, что бежать от чувств совсем не выход. Прятаться тоже не помогало. Молчать... это было его обычным состоянием, но хотелось стать ближе к Марии, подальше - от навеянных прошлым и ошибками кошмаров. Между ними по-прежнему оставалась дистанция, которую не способны сломать ни какие его слова и поступки на свете. Уже давно следовало с этим смириться. С тем, что им не быть вместе. Но Бен не мог. Так просто отпустить и растоптать остатки своего сердца. В груди что-то стучало и жило. Наперекор тому, что он всецело был отравлен тьмой.
Профессор опаздывал. Бен опустил глаза на наручные часы. Вздохнул. Обвел взглядом пустующий коридор. Опять прижался плечом к оконной раме. Его взор устремился на золотистые ветви деревьев за окном. Ветер трепал беззащитные листья, приближая наступление холодов. За порогом была осень. Осень полная тьмы, холода и дождей. Снаружи красивая картинка, а внутри чернота. Бен не любил осень. А что он любил?..

читать продолжение: «L'ete indien»

Добрый вечер, Леди и Джентльмены! Хочу рассказать вам о Бенджамине Арчере. Вы, наверняка, замечаете пробегающего по форуму молчаливого красавца мужчину. Его часто можно встретить в  игре «Boys VS Girls» и в теме с музыкальными композициями. Самое главное, что он пишет шикарные посты для меня! Наверное это все, что вы знаете о Бене, а жаль.  За автаркой скрывается замечательный друг и человек. Он умеет слушать. Всегда поддержит в трудную минуту и тонко чувствует ситуацию. Знает, когда промолчать и приободрить обнимашками, а когда вправить мозги на место. С ним всегда интересно обсудить серьезные темы и просто подурачится. С ним я отдыхаю душой и знаю, какую бы хрень не рассказала, на мою голову не повалится ворох осуждающих комментариев. Я не представляю и дня без общения с ним в скайпе. Бен замечательный фотошопер, но ооочень самокритичный. Никогда не предложит свою графику из-за боязни заставить носить не понравившуюся вещь. Я исключение, потому что заведомо люблю все его работы! Всегда готова красоваться в сшитых им одежках. О талантах и достоинствах моего ненаглядного монстра можно говорить много и долго. Для меня Бен самый  замечательный, самый талантливый, непревзойденный во всем и всегда!
Бен, на этой неделе твой пост лучший! Поздравляю с заслуженной наградой! Мы играем вместе уже четыре года и этим многое сказано. Сложно придумать что-нибудь новое и оригинальное. В таком деле повториться не грех, но по сути все сводится к коротенькому «я тебя люблю». Твое ролевое творчество много значит для меня. Я очень-очень благодарна тебе за Марию! Кто еще не в курсе, пусть знают, что именно ты придумал мисс Бетанкур, а я просто пришла на готовенькую заявку. Ни на секунду не пожалела об этом. Для тебя всегда хочется писать посты. Ты был, есть и будешь светом в окошке для моей музы. Пиши, твори, придумывай новые сюжеты и персонажи! Вдохновения и хотя бы чуточку больше свободного времени на свершение всех задумок и планов! Еще раз поздравляю!
   
(с) Мария

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

https://68.media.tumblr.com/0dc39a12ff3548123f8adf005c419472/tumblr_osha4zSAFo1us77qko3_75sq.png
Кэрри

http://sd.uploads.ru/oV9NJ.png
Нил

http://s8.uploads.ru/dJXVZ.png
Летиция

http://se.uploads.ru/J2Yh4.png
Джастин

http://sh.uploads.ru/D5SxR.png
Надин

http://s0.uploads.ru/d1pHY.png
Энджел

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Окунув пальцы, сразу всю пятерню, в яркие краски, они касались небрежно холста жизни, черпали в ладони сгустки красного, синего, зеленого, желтого и швыряли в лицо жизни, хохотали так несдержанно, так по-детски откровенно, чувствуя себя королями города, королями будущего, королями продрогших шумных улиц. Надевая на ноги не начищенные туфли, а потрепанные кеды, облачаясь в кожаную куртку с прожженными от сигаретного уголька дырками вместо официальных пиджаков, Эрик и Йон пили свободу и вольность большими глотками, так, что по подбородку текло. Забираясь на самые верхние этажи открытых для самоубийц зданий, ныряя с разбегу в лужи по колено, дрожа от настигшего в очередной подворотне холода, испытывали счастье, граничащее с безумием, отдающее диким стуком сердца в ушах. И свист ветра хлестал по щекам, застревал в густых волосах, растрепывая подобие причесок, нырял с энтузиазмом под одежды, холодя обнаженные под свободными майками тела, щекоча кожу весенними пальцами.
Они ловили себя на желаниях начать заново: не достигнув порога и двадцати лет, чувствовали, что траекторию нужно менять, нужно меняться самим, чтобы не сгинуть на дне алкогольно-никотиновой ямы, в которой капли пива смешиваются с усталыми, злыми слезами обиды.

«tonight we are young» Йон

– Ты где? Все громче звучал обеспокоенный голос матери. – Иди скорее ко мне!
Кроме двух этих фигур, вырисовывающихся в золотистых лучах, ничего не свидетельствовало о присутствии в здешних местах цивилизованных людей. Невысокая, плотная мадам лет тридцати с загорелым, болезненно-уставшим лицом и с покорно сгорбленной осанкой. Одета просто, но изысканно: на ней свободного кроя халат из хлопка, в вырезе виднеется купальник тончайшего полотна, хорошенькие ступни потеют в бамбуковых шлепанцах. Поднявшись, она увидела приближающегося сына; как и следовало ожидать, тот возвращался весь липкий от пота, казался почти темнокожим, руки и лицо у него перепачканы землей. Несмотря на утихшее опасение, в ее движениях по-прежнему проскальзывало что-то нервное – то ли сомневалась, хватит ли у нее сил противостоять хмелю, то ли не верила своим глазам. Она покачалась немного на ветру, приглядываясь, обернувшись к лесу; затем вынула пробку и поднесла горлышко бутылки к носу. Несколько мгновений женщина застыла в одной позе; в глубине тишины лишь время от времени раздавался хруст съедаемого яблока.
Выстроившись длинной цепочкой, муравьи ползут по расстеленному пледу так неспешно, что их движения едва заметны; и только подрагивающие крошки печенья на их спинах свидетельствуют о том, что вереница все-таки движется.

«На солнечной стороне» Густаво/Клеман

Владей мной.
Не останавливайся.
Пусть сейчас я во власти жаркого дурмана, усиленного наркотическим опьянением, но действительно этого хочу. Разве иное имеет значение? Пусть утро безжалостно разрушит любое очарование ночи.. не в нашем случае.
Под лучами беспощадного к изъянам солнца ты так же совершенна.. и порой это давит.
Будь ты хоть.. нет.
Я не признаю перед тобой слабости.
Чувствуешь, что мои движения становятся развязанными? Как из необходимой близости, нужной для создания ритма танца, выбиваются мои собственнические касания? Заметила ли момент, когда избавился от узла на втором запястье? Догадываешься, что сейчас у тебя мнимое главенство, что в любой момент из хозяйки положения можешь стать ведомой.. что увлеклась этой игрой настолько, что не понимаешь: ласк, выдаваемых на покрытой влагой коже, больше, чем может дать одна пятерня пальцев? Или тебя волнует именно это? Что между тобой и мной - незнакомка, подсказанная твоим и моим воображением?

«there is a fire burning in your veins» Дамиан

На кромке огня туман начал рассеиваться, чернеть и таять, словно пламя прожигало в мутной пелене дыру размером с бьюик. И она всё росла, всё увеличивалась в размерах, понемногу открывая мир, до этой поры скрытый за плотной завесой белесого от влаги ночного воздуха. Они выезжали из сумеречной зоны под звуки сочного скворчания трескающейся от жара плоти и крики замученных "ведьм". Сквозь поднятые окна Энджел не мог слышать, но он мог представить себе. Живая фантазия так ярко дорисовывала отсутствующие эффекты, и пока он видел в боковом зеркале оранжевый отблеск, улыбка не сходила с его полных губ, раскрасневшихся будто от хмеля.
Мир просыпался. Очистившаяся дорога расстилалась вперёд, насколько хватало взгляда, до самого края равнин, туда, где земля и небо сходились в одной точке невозврата. Там их, несущихся как на крыльях демонов, ждали, быть может, грудастые гурии, чтобы отомстить за своих. В прозрачном золотистом воздухе, дрожащем от жара ещё не взошедшего солнца, они могли, сами того не заметив, перенестись в другое измерение. Исчезнуть с радаров, затеряться в сумеречных тенях. Звенящее чувство, острое и чёткое, как прикосновение к сколотому краю кристалла, какое возникает перед рассветом после бессонной ночи, овладело Энджелом. Ему было хорошо, легко и так спокойно, словно бы никакого безумия вовсе не было.

«Выживут только любовники» Энджел

Обезличивать Сару было всё равно что отбирать конфету у ребёнка, потому что покойная миссис Мун не обладала яркой индивидуальностью. На самом деле, они с ней были бесцветными, ничем не выделяющимися среди толпы, но Рокки это не беспокоило вовсе. Так легче затеряться, не оставлять следов, не задерживаться в памяти других людей. Иногда он сам себя не мог узнать в отражении – скуластое лицо с острым подбородком, мутно-голубые глаза, светло-русые волосы. Таких в стране тысячи, все они похожи как братья-близнецы, поэтому Рокки нечего было бояться. И тем не менее сейчас он с особым удовольствием уничтожал то, что могло помочь опознать Сару Элизабет Мун, в девичестве Хаул. Сначала он срезал кожу с подушечек пальцев и убрал ее в машочек, потом положил голову жены себе на колени и раскрыл её рот и начал методично вырывать зубы. Их у Сары было двадцать шесть вместо тридцати двух – не было зубов мудрости и ещё четырёх с самого бока. «Плохая наследственность», - говорила Сара, стараясь не улыбаться в полную силу.
Энджел копал яму, будто делал это каждый день,  распределяя их обязанности так равномерно и честно – он давал Рокки возможность попрощаться с телом жены. И Мун действительно ценил это, добавляя в мешочек к коше и зубы, обручальное кольцо (которое Сара носила) и несколько тяжёлых камушков. Надо будет сбросить в ближайший водоём, не таскать же это дерьмо с собой?

«Выживут только любовники» Рокки

Я скажу так: то, что когда-то казалось невозможным, теперь является моей реальностью, из чего следует простой вывод, что все на самом деле можно воплотить в жизнь. Невозможное возможное? Отчасти, потому что есть лишь одна вещь, которую невозможно заставить себя сделать: невозможно заставить себя кого-то любить. Поверь, я пытался. Я думал, что нет ничего проще, чем любить в ответ или же любить за какие-то хорошие качества в человеке. Я много лет пытался убедить себя в том, что люблю свою жену, но в конечном счете понял, что нас объединяет взаимное уважение и понимание, но не то, что принято называть любовью. С моей стороны дела обстояли именно так. Когда не любишь - раздражает даже самый маленький, едва заметный недостаток в человеке, а когда любишь - ты любишь и эти самые недостатки, которые могут других людей просто выкручивать наизнанку. Теперь скажи мне ты, а что ты чувствуешь и как далеко ты сам готов пойти? Чью жизнь ты выберешь? К сожалению, все гораздо серьезнее, чем я могу предположить себе, когда впервые встретил тебя на дороге, израненного и измученного. Я не предполагаю, какую цену мне придется заплатить за твою свободу, и знаешь, почему я об этом не размышляю? По правде говоря, я знаю, что чего бы мне это не стоило, я добьюсь и выполню любых условий, лишь бы освободить тебя и дать тебе шанс на полноценную жизнь. Я испытываю к тебе то, что и заставляет меня бросать все дела и мчаться туда, где есть ты.
«.когда вместо нас останется тьма» Стефан

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

Your territory, but my rules

Лучшая игра недели

За ужином, который к слову проходил все еще в окружение коробок, пусть эти небоскребы и значительно потеряли в «этажах»,  речь, как не странно зашла о Летти. О любимой младшей сестре, которая так и не определилась с тем, чего хочет от жизни. Устроив свою личную жизнь, Мелания сочла своим долгом немного подкорректировать и личную жизнь Летиции. И взялась она за это непростое дело в очередной раз в момент, когда Конте старательно выковыривала из вок-коробки кусочки спаржи.
- Как там Нил?
- Нормально. – Не прерывая своего занятия, отозвалась итальянка, подцепив палочками из коробки кусочек мяса и отправляя в рот. Пережевывала она этот кусочек с таким задумчивым миром, словно давилось ей познать всю суть мироздания.
- Вы часто видитесь?
- Блин, ну  просила же не добавлять спаржу, - качая головой, пробурчала Летти. Вопрос сестры она слышала отчетливо, но вот отвечать на него не торопилась. 
- Летти,- не унималась старшая сестра.
- М? – Летиция перевела взгляд от коробки на сестру, смотря таким ясным и чистым взглядом на нее, словно собиралась очаровать Лану.
- Вы, что, - она выдержала драматичную паузу, которая была достойна Оскара больше чем Ди Каприо, -  расстались? – Над сестрой точно повисла туча, она помрачнела и отставила свою коробку с едой в сторону. Ну, все, началось.

Летиция

Вернувшись домой, я решительно приступил к созданию ужина для себя любимого – этим я увлекался в свободное, если такое случалось, время, дабы не потерять навык, ну и просто расширять свой кулинарный кругозор. Так или иначе, в будущем, я вернусь на кухню, а значит, что мои умения должны держаться постоянно на уровне. Полистав старые записи кулинарной книги Патрицио (нашего покойного шефа), проштудировав популярные в этом направлении журналы в поисках «трендов», я отметил некоторую тенденцию к экспериментированием несочетаемых, казалось бы, продуктов. У меня также имеется своя записная книжка, которую я держу всегда при себе, ну или стараюсь по крайней мере, чтобы при возможности записать что-то новое и познавательное. Здесь у меня уже накопилось достаточное количества материала: это из вырезки из старых изданий, консервативные и базовые блюда в разном исполнении зарубежных стран, и конспекты с мастер-классов выдающихся поваров и деятелей ресторанного бизнеса, в общем, настоящий кладезь чужого опыта. Периодически, устраивая набеги на другие заведения, я также отмечаю интересные идеи, но ни в коем случае не претендуя на авторство, я просто складываю их с удачными, на мой взгляд, инновациями. Итак, наконец выявив для себя цель будущей стряпни, я направился на кухню и уже было начал выкладывать на стол из холодильника необходимое, но меня прервал звонок из скайпа.
Нил

Дождь не может идти вечно (с)

Рик помнил, что он предлагал прийти на консультацию. Но Кевин тогда лишь отмахнулся, а Рик не стал настаивать. И сейчас действительно можно было бы отправиться к нему, но… Не что чтобы мужчина не доверял именно этому доктору, но он как-то больше привык в таких вопросах полагаться на проверенных людей. С другой стороны, доводов за то, что этот врач может оказаться некомпетентным у него тоже не было. Поэтому Рик просто мысленно пожал плечами и кивнул на вопрос пацана.
- Помню. Значит, я уточню, когда он сможет тебя принять, и поедем в клинику, хорошо? – прозвучало, конечно же, вопросительно, но отказа мужчина бы не принял. Он готов был идти на многие уступки в отношении Кевина, но не когда перед глазами маячило синее и распухшее колено.
И, конечно же, Рик почувствовал, что мальчишка напрягся от первого же прикосновения. Просто не мог не почувствовать. Да и зажмуренные глаза и едва не втянутая в плечи голова это только подтверждали. Но мужчина решил, что причиной послужили слишком неприятные ощущения, приносимые его манипуляциями, поэтому не обратил на это особенного внимания, только стал действовать мягче и аккуратнее. Знал бы он, что бродит сейчас в голове у Кевина… А вот откровенный испуг, ярче других эмоций отразившийся в глаза парнишки озадачил, заставив непонимающе нахмуриться.
Рик

Кевин выдохнул. Ощутимо так выдохнул, понимая, насколько хорошо, что Рик воспринял всё именно так, а не иначе. Родительских порывов вряд ли, конечно, удастся избежать совсем – но теперь хотя бы оба понимают, что за этим стоит и что это значит как для одного, так и для другого. 
- Все нормально, - нейтрально отозвался подросток голосом, за которым довольно сложно прочесть эмоции, но в выражении лица и губ явно проглядывало облегчение от того, что слова всё-таки сказаны, «крышка» поднята, пар выпущен и не нужно кипеть и провариваться дальше с мыслью «как бы чего ни случилось». Кевин просил относительную свободу действий и личное пространство – и получал и то, и другое. По крайней мере, теперь же и на словах, однако Рик, вроде, как раз из тех, кто держит свои обещания. И в случае с Адамсом – такое положение вещей парня больше радовало, чем огорчало. 
Так что он даже не будет спорить по поводу завтраков и ланчей. Почти и «скорее всего», исключительно в зависимости от того, что предложат. И Рик определенно знал или понимал, «чем брать» мальчишку. Рациональный подход – один из тех, с которым в общем-то не стыдно согласиться. На несколько секунд Кевин задумался, взвешивая «за» и «против». Справедливости ради, надо сказать, что практически ни одного возражения не нашел, за исключением одной маленькой детали: готовить «по неделям» не слишком удобно.
Кевин

Пограничное состояние

Кэри подумал, что, наверное, было бы лучше, если б он все же остался в компании алкоголя и какой-нибудь интересной ТВ-передачи. Обычно он таким не страдает, всегда находит, чем заняться, но на трезвую голову, а вот выпив, хочется немного подеградировать, посмотрев какую-нибудь комедийную телепередачу. Но нет, сейчас он находится не в своей излюбленной компании, а здесь, пытаясь оправдаться перед мальчишкой, младше его почти на семнадцать лет.
Между ними определенно что-то промелькнуло, что-то, что они старательно (или нет) пытаются проигнорировать. По крайней мере, со стороны Галлахера точно.
Мужчину уже стало немного раздражать то, как парень старательно пытался его игнорировать, делая вид, что ему все равно. С этим определенно нужно что-то делать, но не выливать же на него ведро воды, например? Ну, или слегка встряхнуть? Кэри очень хочется сбить все это с него, чтобы Хьюберт перестал сейчас быть похожим на волчонка, который всех сторонится, пытаясь спрятаться.
- Ну почему ты такой...  - еле удерживается от закатывания глаз, просто делая осторожный выдох «Злобный? Невозможный? Как с тобой вообще бороться?»
У Галлахера, как у художественного редактора было много людей, которые по характеру, наверное, сравнились бы с какой-нибудь истеричной женщиной.
Кэри

Что со мной не так? Почему я вечно попадаю в странные ситуации, выход из которых сложно найти? Что еще нужно сделать, чтобы стать нормальным? Хью закрывает альбом, по-прежнему не дав увидеть Кэри то, что давно там прячет. Он просто не понимает иногда, по какой причине рисует его. Зачем все это и когда странные приступы вдохновения закончатся? Парню сложно разобраться в себе, чего уж говорить о статусе их отношений с Кэри. Ведь все настолько запутанно, что вряд ли и сам мужчина может дать этому точное название. Хью не знает, что ответить и потому молчит. Будь его воля, вообще не стал бы разговаривать и ушел бы обратно в квартиру или же куда-нибудь из знакомых мест в городе. Нельзя вечно бегать и прятаться. От себя уж точно не скрыться нигде. Но вот чего Хьюберт никак не ожидал от Кэри, так это подобных активных действий. Когда мужчина оказывается совсем близко, парень не успевает отстраниться, потому что не подозревает о дальнейших событиях. Именно поэтому поцелуй застает его врасплох, как удар тока или внезапный раскат грома в ясный солнечный день. Однако проходит несколько секунд шока и, к собственному удивлению, Мэтьюс отвечает на поцелуй. Неуверенно и почти незаметно, учитывая степень ошарашенности происходящим. Проходит не больше минуты.
Хью чувствует тепло губ и чужое дыхание, которые почти усыпляют его разум.
Хьюберт

Insanity

Я никогда не думал о нем плохо. Пусть его беспорядочная жизнь и пестрела такими же лишенными системы связями, однако это была его жизнь. Тем не менее, после той ночи, память о которой я постарался стереть или хотя бы сделать так, чтобы на то походило, я невольно винил себя в том, что произошло между ним и Уллимом. Тот сам проболтался мне по "большому секрету", и будучи человеком более широких, нежели я, взглядов, не сильно переживал по этому поводу. Про Джастина и Дитриха и вовсе не знал разве что слепо-глухо-немой идиот... И в какой-то момент мне показалось, что таким способом Грэндалл ищет замену своим не удавшимся отношениям, о которых я в то время мог составить лишь самое приблизительное представление.
Я чувствовал его потерянность: Так неумело пытаются глушить неудачу в бутылке или любым другим доступным способом, но в то же время я знал, что между нами оно было иначе. Разница чувствовалась, как если бы бы давнее притяжение наконец нашло выход. Может быть, не оттолкни я его тогда своим малодушием, согласись  принять саму возможность разнообразия моих предпочтений, то все могло бы сложиться иначе. Тогда бы он не сгорал, мучимый болезненной привязанностью, а сегодняшнее наше безумство перестало быть таковым, произрастая совсем из оно категории чувств.
Но, черт возьми! Когда же ты успел прибрать меня к рукам?
Донован

Конечно, я ни о чем не догадываюсь, что Донован думает о моих шашнях, о моей манере забывать свою боль разными способами, на которые потом организм люто сердится. Ничего не знаю, да и, если быть предельно честным… Знать не хочу. Мне за милую душу хватает его высказываний по поводу Азазелло. Не осуждаю и ни в чем не виню. Он по-своему прав. Поэтому не хочу слышать дополнительных наставлений на тему того, что все мои решения – в корне неверны. Я могу вернуть этот топор в его голову прямой наводкой. Почему?
Бесит его жена. Бесит эта стерва, которая никак не успокоится, которая трогает его… ЕГО. Моего, принадлежащего мне, черт возьми! Я не ревнивый человек, да и кто я такой, в конце концов, чтоб так говорить, но… группа – мое дитя. Эта женщина потрошит человека, который дорог мне. Значит, она – враг. Поэтому всегда не получалось в отношении семейных неурядиц Донни держать язык на привязи, не лезть не в свое дело, не комментировать ситуацию или не предлагать решения проблемы особо циничные и бесчестные. Да, тысячу ударов сердца назад я пожалел о том, что сказал… Но лицемерно. Скорее из желания погасить волну гнева, грозящую влететь алебардой точно по лбу. Так… Все равно хотел бы разобраться с ней сам… Чтоб не видеть его таким раздавленным, разбитым, трещащим по швам. Мне словно душу на тонкие ленты режут, когда вижу его гнев и боль.
Джастин

Хорошего человека видно издалека

Всегда любила и люблю праздники, но никогда особо не зацикливалась на них. Даже в праздничный день я могла выйти на любимую работу вне зависимости от посещаемости людей. Мне не столь важно количество, главное – качество. Я всегда контролирую поставку продукции, всегда все свежее, по-другому быть не может и не должно. Коллектив в коем пару-тройку человек под моим надзором особенно отбирался. Я находила людей ответственных, долгое время с ними беседовала и не прогадала. До сих пор меня все устраивало и устраивает. К тому же я люблю людей, которые уважают других: не хамят, не передергивают, встречают и провожают с улыбкой, разрешают ситуации на месте, не приводя к скандалам. Не люблю скандалы, честно говоря, да и кто их любит. Стараюсь урегулировать какой-либо вопрос, не отходя от кассы как говорится. Честно говоря, какие-то недопонимания - большая редкость в моем кафе, я очень довольна своим положением и моим гостям.
Сегодня день благодарения. Моя семья заранее готовилась к вечерним посиделкам. Конечно, без меня не обойдется, но, тем не менее, я, как и всегда посетила свое детище, без которого уже и не представляю жизни. Каждый день я спешу в кондитерскую, каждый вечер в мою голову лезут какие-то особые рецепты, а это не может не радовать. Прежде всего, спасибо мои родителям за то, что одарили меня такими способностями.
Бонни

И взмах густых ресниц мог решить чью-то судьбу, да только, видимо, праздник народ спешил по домам. Поэтому заметить большие зеленые глаза могла только продавец. Хотя по своему опыту могу сказать, что она скорее кондитер или помощница, опять же помощница могла быть школьница или студенткой. Ай, бог с ним, гадать статус девушки не хотелось. Улыбка тут же приветливая расцвела на губах, сменяя мечтательную. И первое, что кидается в глаза, это рост. Она еще ниже меня. Некий маленький укол ревности что ли.  Всегда любила свой рост, всегда маленькая и вот, оказалось, что есть кто-то ниже меня. Но сейчас я на каблуках, это дополнительно придает мне рост, поэтому могу и ошибаться. Хотя даже разделяя со мной рост уж есть может служить поводом для ревности. Но это все лирика. Девушка красивая, очаровательное круглое личико. Маленькая и хрупкая. Меня ни когда нельзя было назвать хрупкой, особенно после родов. И опять же мне нравится моя комплектация. И так о чем это мы?
- Вы очень великодушны... - еще более блондинистая головка, нежели моя, может уловить явный британский акцент. Мне об этом говорили и не раз, и не два. Алекс даже пытался меня под учить, но я откровенно его послала, сказав, что английского языка хватило и в школе, дополнительные языке на уроках с Эммой, еще не хватала, чтобы брат меня начал обучать.
Надин

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://funkyimg.com/i/2uNUy.png
Летиция
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/add4be0f5cad269d3521a28ad24c8c59/tumblr_os9z4sAnWN1us77qko3_r1_250.png
Амелия
посмотреть

http://s3.uploads.ru/aMLJb.png
Дамиан
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/d4bf0be60a161941ac6ac2a5a41a928e/tumblr_os85v7Lm7b1qdqywso5_250.png
Адам
посмотреть

http://savepic.net/9480527.png
Рипли
посмотреть

http://images.vfl.ru/ii/1498680388/ce4ecc43/17747165.png
Рауль
посмотреть


0

6


http://s9.uploads.ru/cAUQp.png

http://funkyimg.com/i/2vaYu.png
Ты просыпаешься на пляже.
Если я мог проснуться в другое время и в другом месте, почему я не мог проснуться другим человеком?
Иногда ты просыпаешься и спрашиваешь, где ты находишься.
Ты просыпаешься, и ты нигде.
Ты просыпаешься, и этого достаточно.

…или не засыпаешь вовсе, и от этого ночь кажется бесконечной, а ощущение, что время в твоей прихожей застыло на одной отметке «без четверти три», давит на грудную клетку неприятной тяжестью фабричного пресса, способного за одно мгновение превратить и кости, и внутренности в одну неразличимую массу. Лежать вот так, в верхней одежде, на незаправленной кровати и разглядывать уже изученный до каждой старой трещины потолок перед глазами – все равно, что оказаться вдруг на обочине привычных будней, стать наблюдателем, который не может ни отвести взгляда, ни зажмуриться, одним словом – не может ничего, чтобы перестать смотреть на то, как люди проживают жизнь, веселую, местами трудную, но насыщенную с любого ракурса, с какого на нее на взгляни, и это, возможно, самое отвратительное чувство, которое когда-либо испытывал Персиваль Грэйвс. Он не задается вопросом о том, когда это началось и что послужило причиной для его непрекращающейся бессонницы, и даже если бы хотел найти на это ответы, то едва ли обнаружил бы их у себя в голове – тревога, излишняя нервозность, неконтролируемые приступы безразличия, - все это шло из сердца, которое то пропустит пару привычных ударов, то зайдется в неистовом ритме, и именно от этого ночи мужчины стали невыносимыми. Лучше не засыпать вовсе, чем просыпаться с тяжелым дыханием и сорванным криком, будто бы от кошмара, но перед собой из раза в раз видя одну и ту же картину собственных скромных стен. Пожалуй, слишком скромных для человека его рода и призвания.
читать продолжение: «Everything I believed has died so silently»

Это, конечно, далеко не первое и не последнее твое попадание в шапку, но, надеюсь, оно окажется хоть немного особенным как минимум из-за того, что на сей раз оно произошло благодаря достаточно нетипичному для тебя образу. До сих пор не верится, что мы взялись за эту историю. Вот ты садишься смотреть фильм (и еще где-то в начале пишешь, что тебе Криденс не нравится, я помню); и вот на следующий день (и, что уж там, не только следующий) – все эти бесконечные обсуждения, попытки выудить хоть какие-нибудь новые факты из оригинального сценария, подробное изучение поттервики и даже чтение многочисленных фанатских теорий в интернете.
Что касается, собственно, поста – по понятным причинам в данном случае весьма проблематично с уверенностью говорить о каноне (да и к черту его, этот канон, в самом деле?..), но для меня, как я уже говорил, это просто идеальное попадание. И мне уже не терпится узнать, как ты раскроешь этого героя дальше. Ни капли не сомневаюсь, что тебе это удастся. Даже не буду начинать про то, насколько ты талантливый автор, ты уже неоднократно слышала это и от меня в том числе; скажу только то, что к такому соигроку действительно хочется тянуться, и это не менее важно, на мой взгляд.
Не думаю, что решился бы отыгрывать это с кем-либо еще. С тобой – и я сейчас не исключительно об этой нашей с тобой игре – мне даже не нужно лишний раз пытаться объяснить, как я вижу тот или иной сюжет, или же отношения между персонажами. Ты как будто уже заранее в точности знаешь, как это должно быть. А если все же пытаюсь, пусть даже сам не до конца понимаю, чего хочу, и это лишь какие-то неоформленные обрывки мыслей – ты всегда понимаешь, о чем я, подхватываешь буквально с полуслова и дополняешь собственными идеями. Это просто потрясающе.
Спасибо тебе за наши пока немногочисленные истории и игры (которые ты не боишься открывать несмотря на то, что я тот еще слоупок; я это очень ценю, правда). И, немного отходя от основной темы, спасибо за общение, понимание и поддержку. Не буду вдаваться в лишние подробности, ты сама все знаешь.
Поздравляю с лучшим постом, это, несомненно, заслужено.
   
(с) Киран

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://sh.uploads.ru/ZKQy7.png
Кевин

http://s6.uploads.ru/IOBlX.png
Джордан

http://s0.uploads.ru/d1pHY.png
Энджел

https://68.media.tumblr.com/8d7e04a1b034757273b247999f6d3a92/tumblr_oqz7l5FYUf1us77qko3_75sq.png
Рокки

http://s8.uploads.ru/dJXVZ.png
Летиция

https://68.media.tumblr.com/5f7bb03adc53987f202d9d0aca382600/tumblr_oqz7l5FYUf1us77qko5_75sq.png
Юджин

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Занимая место в кресле у окна с биноклем, я с интересом наблюдал, как очередная девушка возвращавшаяся с работы, лениво раздевалась, как входила и выходила из душа в полотенце с капельками влаги на открытых участках тела, а иногда они были без него, это сводило меня с ума и позволяло почувствовать себя живым, как минимум в области паха. Я становился негласным спутником жизни каждой женщины, которая жила в квартире напротив, но в какой то момент мне  решилось  сменить обстановку и переехать в другой дом.
Смена обстановки благотворно повлияла на мой внутренний мир, больше растительности на лужайке, менее загруженная проезжая часть под окнами и казалось бы все было отлично, по крайней мере до того момента, пока однажды в окне я не увидел её. Женщина лет тридцати пяти, с длинными вьющимися волосами тёмного шоколадного оттенка, точёной фигурой и выразительными большими карими глазами. Мне нравилось за нею наблюдать, но вскоре все сменилось, я видел, что она несчастна в браке, порой видел, как её муж кричит, бьет ни в чем не повинную супругу. Мне было ужасно жаль её, я чувствовал себя паршиво, мне хотелось ей чем то помочь, но мне не хватало смелости, ни на что, кроме, как вызывать периодически полицию, во время обострения буйного мужа. Мне было даже удивительно, что такая красивая женщина, может делать рядом  с таким деградирующим ублюдком наркоманом. Но мне чертовски было страшно, мне нечего было ей предложить и уж тем более в подробности вникнуть не получалось. Для меня она была лишь частью драматического сериала, разворачивающегося в окне напротив, до одного определенного момента.

«Переживать одиночество, легче вместе» Стивен

Изнутри обжигает жаром. Ревность, смешанная со злостью и возбуждением, застилает мое сознание, шальной пулей разносится по венам. Резкими, порывистыми движениями я толкаю твои плечи в попытке прижать к спинке стула, восстановить статус-кво под последние биты мелодии, доносившиеся из колонок. Но твои ладони уже скользят по спине и ниже, притягивая меня к себе теснее, окончательно стирая границу между нашими телами, оставляя красные метки на бедрах и поцелуи на ключице и шее – напоминанием и подтверждением, что ты ведешь в этом «танце»; именно ты - воплощение ветра в бесконечном водовороте из слабости, сумасшествия, больного желания, тебя, меня. 
Дыхание перехватывает. Я остаюсь безвольным пленником, не в силах вырваться ни из круговорота собственных эмоций, ни из расставленной ловушки твоих рук. По инерции продолжаю начатую игру, в финале которой мне нужно стремительно сократить расстояние до двери и уйти, не оборачиваясь, дав клятвенное обещание не возвращаться, но почему-то именно в этот момент я понимаю, что хочу остаться. С тобой. Навсегда.
Сердце заходится в бешеном грохоте. Ты не со мной. Ты далеко от меня – в своих откровенных фантазиях. Новое прикосновение губ отрезвляет. Та, кем заняты твои мысли и руки, она хоть немного похожа на меня? Ты хочешь услышать, как она произнесет твое имя? Это созвучие из ее губ возбудит тебя еще сильней? Задыхаюсь собственной агрессией и твоими словами, оставленными у мочки уха, легким удушьем.

«there is a fire burning in your veins» Маргарет

- Я в порядке… во всяком случае пока. – Весело хохотнув, хотя самой Медее показалось, что смех ее напоминал нервический, девушка забрала свой стакан и пригубила жгучий коктейль, до половины его наполнявший. Одного глотка оказалось достаточно, чтобы понять – накидываться до беспамятства пока рановато, ведь перед ними стояла цель: отпраздновать это чертово Рождение, как делают миллионы людей по всему миру, а вовсе не отключиться после пары стаканов, так задуманного и не осуществив, потому, получив заряд бодрости и легкой дури вскружившей голову, девушка все же исполнила первый пункт плана и легким движением пальца, не сработавшим без предварительного удара по крышке, нажала кнопку и открыла желанный предмет кухонной утвари, наполняя его водой и ставя на плиту. Пусть греется, думала она, горячий напиток еще не испортил ни один праздник, особенно если это было какао, а тем более, с белым зефиром.
Собственно на кухне приятелям больше делать было нечего, слишком грязно, неуютно, да и опасаясь встречи с другим жильцом этих апартаментов, Медея предпочитала покидать свою комнату в исключительных случаях. Сейчас же отца дома не было, но когда он мог заявиться на порог, мрачной тенью скользнув по стенам, пока дверь в его половину квартиры не закроется, повесив в воздухе непроницаемую пелену отчаяния – известно было только ему одному.Потому, оберегая собственное душевное равновесие, а заодно и сужая доступ к своим потаенным демонам для человека, которому и дела до них не было, молодые люди перебрались в спальню, избрав именно ее своей базой отдыха. 

«Трезвости нет оправданий!» Медея

Там за стеной, на смятой постели спит моя ошибка, пожалуй, самая большая в жизни – и ни вычеркнуть ее, не переписать.   Забыть разве что, притвориться, что ничего не случилось, пусть это будет нечестно по отношению к нему, но я все еще надеюсь сохранить прежние отношения между нами, а ведь, как прежде, уже не будет…. Уж мне ли не знать.
От дыма, густой пеленой витающего под потолком, хочется расчихаться. Сколько я выкурил? Тошнит уже… Пальцы жжет дотлевшая до фильтра сигарета. Бездумно подношу ее к губам, затягиваюсь и тут же сморщиваюсь – дрянь! Бросаю бычок в раковину, включаю воду и отчаянно полощу рот, пытаясь убить гадкий привкус.
Все не так сегодня.
Голова трещит с похмелья, но это лишь одно из зол.
Напившись из-под крана, снова плюхаюсь на стул, потираю голову мокрой ладонью, не заметив, что больше не один на этой кухне.
Стоит.
Смотрит на меня. Завернутый в одеяло, комкает его пальцами, а над ключицей багровый след от зубов – один из многих, которые скрывает его новое облачение. Наверняка и бедра все в синяках, и другие части его тела без таких вот «напоминаний» моего присутствия не обошлись. Я по ним карту составить могу, хоть звездную, хоть – пиратскую, где крестом помечено местоположение сокровища. Я рисовал на его теле одному мне понятный узор, и нет чтобы гордиться своим творением…
Не могу. Мне стыдно – даже глаз не могу поднять, как.
- Ничего не было.

«Insanity» Донован

Где-то справа омерзительно мигает красная лампочка, издавая это противное «бззз», что ездит по нервам, мешает думать. Сколько он так лежал? Час? Два? Может быть уже день? Хрен разберет. Он слышал их снаружи. Кажется, их было штук восемь. Они бродили кругами бесцельно. То впадая в анабиоз, то снова начиная носиться по коридорам, словно слыша перемещения чего-то живого. Может там был кто-то уцелевший? Джастин знал, что нифига. Он был самым незаметным из всех стажеров этого сектора, умел быстро бегать, и помещение было обследовано вдоль и поперек. Было очень много трупов и очень голодных зомбиков. Это напоминало чем-то игру в «Пэкмена». Нужно съесть все бонусы, пока за тобой не прилетели осьминожки. Пока этот раунд он выиграл. Другое дело, что везение склонно кончаться, а точки респауна тут не наблюдалось на тысячу километров в диаметре, поэтому он залег здесь, под столом своего начальника, глухой конструкцией, под которой точно не увидишь шлюху, которая делает профессиональный отсос боссу. Ухмылка пробежалась по губам. Прощайте фантазии об эболе, скрещенной с простудой. От лаборатории, наверное, живого места не осталось, там чего только не намешано теперь на скользком от крови и реагентов полу. Что же теперь делать? Лежать тут, пока не сдохнешь от голода или жажды? Или все же попытаться найти выход из этой видео-игры с потрясающей графикой, способной потрясти любое воображение? Одна маленькая проблемка в данной ситуации: оружия не было, а прикасаться к этим гниющим трупам… Чревато. Джастин, к сожалению, понятия не имел чем, но если мыслить логически, то все это если и не смертельно, то точно заразно.
«Z» Джастин

Иногда ему хочется все это бросить, вернуть себя в прошлое, когда мог жить так, как хочется, и ничто не вставало на пути. Но это было давно - а сегодня ему исполняется двадцать восемь, и это уже давно не та юность, к которой Рауль привык. Он не чувствует себя старым, и не ощущает приближение старости, она еще долго не будет его волновать, но волнует другое - взрослость. Рауль считает себя непохожим на Риту, но в этом аспекте они все-таки одинаковые, и быть взрослым ему не хочется. И даже смешно - вот он ходит в школу, пускай музыкальную, пускай она приравнивается к университету по уровню образования, но называется-то школой! Ничего с этим не поделаешь. Он ходит в школу в двадцать восемь лет. Он - старше всех в группе, пускай на вид этого и не скажешь. Обычно больше двадцати трех ему не дают, но какая разница, если в удостоверении личности четко указан год рождения? Рауль не знает, на сколько себя чувствует. Он знает, что должен быть ответственным и серьезным, должен приходить вовремя, и делать все, что говорят преподаватели, и налаживать социальные связи, и посещать мероприятия, и писать музыку, и тренироваться, и… Слишком много обязанностей для него. Два месяца прошла, а он уже думает, что слишком много, и что дальше не будет легче.
Прежде он был оптимистом, теперь старается не вдаваться в типажи.
У него, в общем-то, неплохо все складывается. Нормальная успеваемость, и нет врагов, и даже нелюбимую историю музыки пополам с теорией он посещает, учит, сдает. Не пропускает занятий; особенно он любит акцентировать внимание на этом, хотя именно сегодня просто взял и сбежал с последней лекции, потому что сил сидеть на одном месте уже просто не было.

«side by side» Рауль

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

Тебе половина и мне половина

Лучшая игра недели

- Тогда сниматься в дождь и ветер, - рассмеялась Рэйч. – Модель должна работать в любых условиях, съемки в павильоне слишком дороги по сравнению с натурными. Не каждая компания может позволить себе тратить на это сотни тысяч долларов.
И сотни тысяч – это еще по-божески, бывают случаи, когда подобные расходы исчисляются целыми миллионами. Долларов, разумеется, хотя такие суммы не представить простому смертному.
- И потом, вряд ли какая-нибудь синтетическая трава сравнится со всем этим, - Рэйчел слегка подмигнула, кивая на всё это великолепие целиком. Парк зеленел, цвел, шумел ветром в листве и звенел сотнями птичьих голосов, которые становились тем громче, чем ближе они подходили к знаменитому птичьему павильону в бывшем здании обсерватории с настолько характерным обликом, что, кажется, изображение его знакомо каждому уважающему себя жителю Нью-Йорка и большинству туристов за его пределами.
- Конечно, - коротко кивнув по поводу мобильника, улыбнулась женщина. – Просто не забудь, если захочется, иначе я не смогу найти вас в зоопарке. Он огромен.


Рэйчел

- Как сниматься в дождь и ветер, если по сюжету должен быть солнечный денёк, например? - казалось, Джордан искренне заинтересовалась работой моделей, но на самом деле она просто любила докапываться до истины, узнавать что-то новенькое, расширять фоновые знания о действительности, которые помогают создать впечатление если не умного, то хотя бы начитанного человека. А уж учитывая, что из жизни подростка практически выпали три года, ограничивая ей доступ к информации, то этот интерес был вполне логично объясним.
- А сколько долларов тратится на аренду натурных планов? Нельзя же просто приехать на место и начать снимать? Или я чего-то не понимаю? - Джордан не была глупой девочкой и теперь, когда она всё больше осваивалась, приоткрывала завесу над своими мыслями, над своим характером и отношением к действительности. - Нужно договориться с собственником, заплатить. Нужно огородить, обеспечить охрану и прочее. Неужели это дешевле, чем арендовать павильон? И, кстати, почему тогда современные режиссёры предпочитают дорисовывать “натуру” на компьютере?

Джордан

Cruel Intentions

Дом наполнялся людьми, несколько коллег Леонардо, Солари с ее отцом и матерью, Сет – жених Ланы – все готовы были сесть за общий стол. Дверь распахнулась, и Себастьян не без труда вкатил в прихожую инвалидное кресло, в котором восседал точно каменная глыба Леонардо. Он был небрит и слишком много хмурился для человека, которому было  не плевать на то, что его наконец-то выписали из больницы. Он оглядел собравшихся взглядом человека, которому было плевать на переживания и старания других. Назвав всех собравшихся, готовку матери и силы, которые Лана потратила на украшение гостиной не иначе как цирком, он, напрягая руки, вцепился в колеса своей коляски и, развернувшись, направился вон из дома. Настал момент, когда все люди, что заполняли комнату, были растеряны и сбиты с  толку поведением итальянца, все, кроме его младшей сестры. В его словах было столько равнодуший к тому, что для него сделали, что Летти стало обидно за всех, кто так ждал выписки Леонардо из больницы.   Никто и не подумал ее остановить, дабы не разжигать в стенах этого дома очередной скандал. Летиция нагнала катящегося по дорожке брата буквально через десяток шагов. Он ее пока еще не видел, но наверняка слышал, как стучали по каменной кладке ее каблуки во время быстрых шагов.
Летиция

Конте проехал самостоятельно пару метров. Но уже чувствовал, как его мышцы забились. И стали ватными. Каждое новое движение руками отзывалось болью. Он был не способен уехать далеко. У него просто не хватало сил. Ни моральных. Ни физических. Конте остановился, чтобы отдышаться и посмотрел вперед. Спальный район. Бесконечный и отдаленный от центра спальный район и автобусная остановка которая была в нескольких километров. Никто здесь не пользуется автобусами. У всех машины. А для школьников приезжает их собственный ненавистный желтый автобус. Логичнее всего было вызвать такси, но, во-первых, итальянец не хотел позориться и просить водителя усадить его в кресло. Гордость итальянца кричала от одной только мысли об этом. Но даже если послать ее как можно дальше. Мобильник разрядился еще по пути домой. Может стоило вернуться? Он был зол на всех окружающих. Понимал, что они пытались сделать это все из благих намерений. Но сейчас Конте был не в силах, выдержать все это. Разговоры ни о чем, слова поддержки и взгляды сожаления. Раньше на него смотрели с уважением, сейчас в их глазах читается жалость. Абсолютно у всех. Солари всегда считал, что Конте выгодная партия для его дочери. Сильный. Красивый. Успешный. К тому же итальянец. Они словно были созданы друг для друга.
Леонардо

Changes

- Ты, мать твою, даже не представляешь себе что ты...,  - Тайрон взял подарок. То с каким восторгом сосед принял эту безделушку, Сэма очень удивило, но он не стал подавать виду продолжив опустошать пакеты. Яблоки, бананы, полуфабрикаты, немного овощей, зелень, пара йогуртов - все это нужно было положить в холодильник, а для всего остального найти место в тумбочке. Брюнет принялся за дело, то и дело, поглядывая, чем же занят Кларк - тот увлеченно возился с брелком, который пал жертвой его манипуляций ножницами. Элмерз на секунду засомневался, стоило ли вообще ему что-то дарить, но эта мысль очень быстро исчезла из его головы, когда он присмотрелся, что происходило дальше. Тайрон залатал сидение, а затем на его лице засияла улыбка. Вообще, у Сэма сложилось впечатление, что свою машину парень любит больше, чем некоторых людей, и, вероятно это суждение было правдивым. Он с интересом продолжил наблюдение за своим соседом, но когда тот направился в его сторону, Элмерз сделал вид, что абсолютно безразлично относится ко всему, что сейчас происходит. Не получилось.
Сэмюел

Кларк отпустил паренька, и пошел раскладывать по местам то, что сам же и разбросал. В принципе, положение вещей сейчас очень радовало. Он нашел вроде как не плохого соседа, возможно полезного, и главное — платежеспособного. В голове пронеслась мысль о том, что нужно занести деньги Миссис Картер, чтоб она, не дай бог, не выселила их обоих. Заводить новую дружбу Кларк не планировал, но Сэм все же проявил себя с хорошей стороны, казался совсем не плохим парнем, хотя в некоторых его движениях прослеживалась особая  манерность, которая не свойственна простым "парням с улиц". Элмерз определенно не вписывался в типичный мир Кларка, но это было и не особо важно на данный момент. И в конце концов, надо было сделать так, чтоб парень отсюда просто не сбежал. Условия проживания это одно, совсем другое иметь соседа, который тебя раздражает и постоянно ощущать дискомфорт.
- Слушай, а ты все еще слишком занят, чтобы съездить со мной забрать вещи?
Тай отвлекся от собирательства и оценил ситуацию.
Тайрон

L'ete indien

- В порядке, а ты? – девушка не удержалась от встречного вопроса. Ри давно готова к дурным новостям. Других и не ждала от судьбы. Может сама виновата в том, что из эксперимента ничего не вышло. Неверие не позволило методике подействовать в полном объеме. Бенджамин наоборот свято верил в исцеление. Слова профессора для него прозвучали приговором? – Не расстраивайся… Я смирилась с тем, что останусь такой навсегда, – Мария сжала его руку в ответ. Странное успокоение избавила монстра от необходимости объясняться. Вымученная улыбка отозвалась покалыванием в висках. Мария поморщилась. Потянулась к сумочке. Достала футляр с солнцезащитными очками. Время приближалось к полудню. День обещал быть ясным и теплым. Она не видела солнце, но чувствовала его. Казалось, что через слепые глаза оно просачивается во внутрь. Тревожит тьму и усиливает мигрени. Ветер сорвал погибающую листочки с кроны дерева. Уронил один из них на колени блондинки. Мария взяла его свободной рукой. Погладила подушечками пальцев. На ощупь листок был бархатистый и теплый. - Какого он цвета? – почти шепотом спросила ирландка. Из наушников продолжали доносится звуки музыки. Сердце защемило. За безразличием к будущему скрывалась полупрозрачная надежда.
Мария

И она спрашивает - в порядке ли он. Разве это важно? Разве об этом она хочет знать? Разве это изменит что-то, если он скажет, что нет. Он уже давно не в порядке. С тех самых пор, как отпустил Марию, выгоняя за дверь ее же дома. Это был ее дом, а его дом был там, где была она. Не в порядке с тех пор, как собственными руками разбил то самое малое, что у него было. Она. Никого другого не осталось. Ушла Мария, ушел и свет. Бенджамин долгие месяцы жил во тьме, пока не решился отыскать девушку. Идя навстречу свету, он нашел ее. Тот же облик. Те же черты. Но сердцевина опустела. Ее сердце уже не билось для него. Оно не горело для него, а сгорело. С тех пор он был не в порядке. - Я не знаю, - Бен пожал плечами по-привычке, на мгновение забывая, что Мария его не видит и, возможно, не увидит никогда. Он отобрал у нее не только душу, но и свет. Забрал то, что когда-то так ревностно хотел. Хоть девушка спрашивала его совсем не об этом. Ей хотелось знать, как прошел разговор с профессором, но сама она навряд ли спросит. Еще один приговор, который должен прозвучать из его уст. - Прости, что тебе пришлось, - быть может, он недостаточно старался. Пустил все на самотек. Слишком доверился врачу, который в первых рядах кричал - да, мы сделаем это.

Бенджамин

Выживут только любовники.

Это было нечто новое, с чем Рокки не сталкивался до этого, - ощущение полной свободы от оков, которые его сковывали столько лет. Может быть, он снова надевал на себя оковы, но пока что Мун этого не сознавал, потому что счастье перевешивало ожидание неизбежного наказания в будущем. Рокки замер напротив него, ощущая, как прижимается к нему крепкое юношеское тело, пышущее жаром, и в голове помутилось. С губ рыжего не сходила улыбка чеширского кота, и Мун подписывал себе смертный приговор, когда рыжий всё-таки поцеловал его сам. Скользнув грубовато по его рёбрам, он оставил ладони на талии мальчишки, перехватывая инициативу в поцелуе, жёстко и болезненно впиваясь губами-зубами в сладкий вишнёвый рот. Сара теперь не будет усмехаться, словно она знает всё на свете, потому что она сдохла, а они с рыжим остались, чтобы продолжить их путь, каким бы он ни был. И он бы продолжил вылизывать рот своего будущего любовника – в этом он не сомневался, -  но тот снова оказался куда более разумным, чем он сам. Мун недовольно рыкнул, но согласился с тем, что им всё же нужно было отдохнуть и прийти в себя.

Рокки

Патрицианская роскошь, окружавшая с самого момента рождения Эмили Доэрти, её особое положение нежной дочери, полноправной наследницы, единовластной хозяйки во всём остальном жёсткого и несгибаемого сердца своего отца, - всё это воспитало в ней характер упрямый и несгибаемый. Когда дело доходило до исполнения её воли, Эмили не знала преград, не видела границ в стремлении поставить на своём. Она всегда получала именно то, чего хотела, и Ричард Харт не был исключением.
Власть денег имела лишь опосредованное отношение к её личной власти над предметами и людьми. Безусловно, уверенность в себе проистекала из тех сундуков с добром, стоявших за спиной красивой вздорной женщины. Вливалась в неё невидимым золотым потоком, наполняя всё существо такой магнетической аурой, что не покориться ей было невозможно. Эмили брала в плен тем, чем могла: красотой, кокетством, теми тонкими уловками, которых ум мужской не может распознать до тех пор, пока прочно не запутается в искусно сплетённом капкане.
Единственное, чем ей так и не удалось овладеть целиком, осталось у Энджела, спрятанное в неприкосновенности до лучшего случая.
Энджел

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

https://68.media.tumblr.com/77756d927fdbd5da98448c52792715f8/tumblr_osmw6krjML1us77qko1_250.gif
Амелия
посмотреть

http://s7.uploads.ru/Eumf6.jpg
Кэтрин
посмотреть

http://savepic.ru/14772634.jpg
Джиневра
посмотреть

http://s2.uploads.ru/MW6pI.png
Дамиан
посмотреть

http://images.vfl.ru/ii/1499514017/9cc0f5af/17854785.png
Рауль
посмотреть

http://savepic.net/9501768.png
Рипли
посмотреть


0

7

Заявка от Лауры

https://68.media.tumblr.com/1336bf33070e8c5ebc4946c2ea313ca8/tumblr_oqid05XSfe1u8pmwwo4_400.png

Имя персонажа: Пол Галлахер / Paul Gallagher
Возраст: 1999 год рождения
Внешность: Tom Holland
Род деятельности: школьник


Описание персонажа

Отношения с персонажем: В тебя невозможно не влюбиться. ты не звезда школьной футбольной команды, но тебя знают все. Ты главный заводила. Без тебя ни одна вечеринка не начнется и ничего важного случиться не может. Тебя видят всегда и везде, неудивительно, что половина школы по тебе сохнет и я в том числе.
Описание персонажа:
Ты родился в семье дипломата и не где-нибудь, а в Германии. Там же провел первые пять лет своей жизни. Помимо английского ты тогда же начал учить немецкий. Твои родители были уверены, что вы надолго в Берлине, поэтому всячески помогали тебе в освоении сразу двух языков.
В 2004 году твоего отца повысили и отправили в другое посольство, в этот раз в Дубаи. Жизнь в арабской стране была совершенно другой, но ты был ребенком, да еще и сыном американского дипломата. Ты катался словно сыр в масле, довольно быстро осознав свою безнаказанность по сравнению с другими сверстниками. Твои родители думали, что для тебя будет лучше учиться в обычной школе и посещать дополнительные занятия при посольстве. Поэтому образование твое оказалось не очень ровным, да ты и не так чтобы сильно старался. Зачем? Если веселиться и подкалывать остальных намного интересней, чем зубрить днями и ночами.
В 2014 году одна из твоих «шуток» вышла из-под контроля и зашла слишком далеко. Если бы твои родители вовремя не вмешались, то случился бы довольно заметный и громкий международный скандал. Последствия, кстати, стоили твоему отцу его места. В прочем, из посольства его перевели на должность в Генассамблеи ООН, что не плохо, но быть одним из в одной из комиссий и быть в десятке первых в посольстве вещи очень разные.
Вернувшись в Нью Йорк твои, родители решили отдать тебя в ту же школу, что когда-то закончили сами, хоть и могли позволить себе любую частную школу. Но это было дело принципа, к тому же они доверяли своим старым учителям, которые не стали бы носиться с тобой, как с писанной торбой, наоборот, они были уверены, что здесь с тебя снимут три шкуры и заставят реально отрабатывать свои оценки. Их уверенность была подкреплена и тем фактом, что в этой школе тебя заставили сдавать вступительный экзамен, который ты провалил и за это был посажен на год младше своих сверстников в одну параллель со мной.
В классе, да и во всей школе ты моментально стал звездой. С тобой хотели быть знакомы и дружить абсолютно все. Вряд ли даже капитаны школьных спортивных команд могут с тобой поспорить за титул самого популярного парня. Ты интересуешь и интригуешь всех своим веселым характером и вечными историями о жизни в других странах. Ведь ты не только побывал в Германии и ОАЭ, но и вместе с родителями объездил почти весь земной шар по делам и во время отпусков. Тебе есть чем похвастаться и о чем рассказать.
В первый год мы с тобой вместе ходили на испанский и историю, даже сидели рядом. Но мое имя ты упорно запомнить не мог. Как ты меня только не называл, а когда я тебя поправляла ты сильно изумлялся и смеясь извиняясь. А еще ты паталогический вор ручек и карандашей. Сколько я их тебе дала за эти два года не пересчитать, ты ни одного не вернул. Попав к тебе, они словно растворяются в черной дыре и уже через урок ты просишь у меня новый.
По-настоящему заметил ты меня, совершенно случайно, когда пара наших одноклассников решили сыграть надо мной глупую шутку. Моих друзей рядом не оказалось и защитить меня было некому, а сама избавиться от своих мучителей я не могла. Не знаю, что заставило тебя за меня заступиться, но я этого не забуду. Тем более, что это был тот самый момент, когда я окончательно поняла, что ты мне нравишься. Правда подойти к тебе у меня все равно не хватало духу. Я тихо слежу за тобой из своего угла и краснею, каждый раз, когда наши взгляды встречаются. Зато теперь ты помнишь мое имя и иногда спрашиваешь, как мои дела.


Ваш пост

пост

Девчонки смеялись и кривлялись, я же снимала их во всех мыслимых и не мыслимых ракурсах. Со стороны мы, наверное, смотрелись, как самые обычные подростки, которые веселятся и сходят с ума между уроками или вместо них. Ничего не показывало, что мы совсем не похожи на наших легкомысленных сверстников, что в глубине сердца каждой из нас спрятался темный демон тяжелых воспоминаний потерь. Проходящие мимо нас взрослые должно быть улыбались и завидовали нашей легкости, даже не догадываясь, что за всем этим стоит.
Джемма предложила поснимать нас и даже потянулась за фотоаппаратом, но я резко подняла руку с ним вверх, не давай подруге до него дотянуться. Маленькая радость того, что я переросла Таггарт. Нет, однажды я доверила ей свой старенький аппарат, но его участь было грустной и плачевной. Лучшая подруга уронила его и ремонт обошелся мне в крупную сумму и долгие часы выговоров от бабушки. А этот сам по себе стоил не мало, сколько может стоить его починка я даже не хотела себе представлять. Возможно, дешевле было бы купить новый, так что нет. Свою новую прелесть я точно не дам в руки Джеммы или Джордан. Никогда. Моя прелесть и все тут.
- Нет уж, фотограф у нас я! – уверенно отрезав, я быстро убрала несчастный обратно в сумку. С глаз долой – меньше искушения. Устроившись снов под деревом между подруг, я усмехнулась, когда мимо нас с гордым видом прошли наша команда по футболу, во главе с Эриком Пирсоном. Я украдкой посмотрела на подруг, вдруг хоть одна из них покраснеет, но либо я слепа, либо он и правда не производил на них того эффекта, как на остальных девчонок школы. Мои же щеки начали предательски краснеть. Странно. Вовсе я не была в него влюблена! Мое сердце было отдано другому, о чем никому не говорила, и никто никогда не догадался бы. Главное уметь скрывать свои тайны.
- Знаешь, мне кажется, ему совершенно не обязательно уметь связывать слова в предложения, - задумчиво проговорила я, смотря на Джемму. Нет, ну правда. Насколько я понимаю, как работают поцелуи, то вот это все вроде умения говорить или еще что, совершенно не обязательно. Но я могла только догадываться. – Сами посудите, когда его язык будет у вас во рту, он что говорить, что ли им будет в этот момент? Нееет, он будет что-то еще делать. Вот только что, я не знаю. А вы уже целовались? Расскажииите! Мне очень интересно! А то все уже давно играют во все эти бутылочки и 7 минут в раю.
Я вздохнула и поправила на себе футболку, которая решила, что ей надо собраться в этот момент дурацкими складками на животе. Нет, я совсем не красовалась перед Эриком, да он меня и не замечал никогда, так что даже бессмысленно это все. Вот Джордан или Таггарт – это другое дело. Они были красивые, интересные, необычные. А я что? Я тихая тень, хожу фотографирую и ухожу. Меня даже на вечеринки не зовут. А иногда так хочется, со всеми попрыгать под музыку, попробовать пиво и все такое. Ну, как в фильмах. Но даже если бы позвали, бабушка меня в жизни никуда не пустит. Вдруг что-то случится.
А еще. А еще я даже не знаю, с кем я хочу поцеловаться в первый раз. С одной стороны, есть Люк. Он совсем замечательный, прям как принц! И все мне завидуют, когда он вдруг забирает меня из школы. В такие дни некоторые даже пытаются вспомнить мое имя, забавно. А с другой стороны есть тот, чье имя я не назову даже под дулом пистолета, но для него я даже не существую, пусть мы и сидим рядом на биологии. В его сознании я пустое место. Он даже никогда не просит у меня ручку, когда забывает свою. Просто оглядывается и спрашивает у Дженни, которая аж за три парты от него. А я же рядом! И ручка запасная всегда есть.
- Джемма, прячься к нам идет Молли! – заметив тяжелую артиллерию театрального кружка из далека, я потянула на себя подругу, пытаясь спрятать ту за своей спиной, но в итоге мы повалились на траву, прихватив с собой Джордан. Услышав наши визги, Молли заметила нас и позвав Присциллу, уверенно направилась в нашу сторону. – Вот черт! Попались!
На самом деле я тоже не сильно хотела встречаться с этими двумя. В прошлом году они уломали меня сделать им фоторепортаж из-за кулис. О! Это был сущий ад. Я видите ли снимала их не с тех сторон, не так и прочее. Они же лучше меня знают, как правильно падает свет, как построить кадр и прочее, и прочее. И не важно, что из нас троих – это я лауреат нескольких фотоконкурсов и уже много лет этим занимаюсь. Им же виднее, они же звязды.
- Привет, - тонко и в унисон слащаво пропищали девицы. Я вздохнула, крепко хватаю Таггарт за руку, на случай если та решит убежать, бросив нас с Джордан или еще хуже накинется на Молли и Присциллу с кулаками. – А мы как раз вас двоих и ищем.
- Привет, Молли. Привет, Присцилла, - я выдавила из себя улыбку, смотря на этих двоих. А ведь все так хорошо начиналось. Ну, вот какого черта, они приперлись. – Что-то случилось?
- Мы опять собираем группу для школьного спектакля, и нам очень нужна ваша помощь! Вы так хорошо поработали в прошлом году. – Я нервно сглотнула, снова вцепившись в Таггарт, да и в Джордан тоже. Черт, вот все что угодно, но опять работать с этими двумя.
- Ой, знаете, у нас в этом году, совсем нет времени на театр. Сами понимаете второй год старшей школы, надо подтягивать оценки, а у меня еще альбом и газета. Джемма и Джордан мне будут помогать, я одна точно не справлюсь. Поэтому театр, ну совсем никак не вписать в график. Боюсь, вам придется искать кого-то еще. – Я отчаянно пыталась быть милой и вежливой, хотя даже мне от этого писка хотелось дать им с ноги и послать на все стороны разом.
- О! Джордан! Привет, мы тебя совершенно не заметили! – Они продолжали пищать в унисон. Как они вообще это делают? Тренируются что ли или у них один мозг на двоих?


Личные требования к игроку
Я хотела бы, чтобы ты был самостоятельным человеком и умел сам себе находить игры. На форуме несколько подростков, я уверена, ты обязательно найдешь с ними общий язык и игры.
Я терпелива и понимаю все, мне можно просто сказать, что ты очень занят работой/учебой/личной жизнью, и я буду ждать.
В плане размера, я подстраиваюсь под игрока, если тебе нравятся маленькие посты, будем играть маленькими, если большие, значит будем писать большие, но я противник литья воды, ради объема, всего должно быть в меру, ну, получается пост на 3-5 тысяч и ладно. Главное – это получать удовольствие от процесса, а не насиловать себя и друг друга объемами.
От тебя я так же жду адекватности и понимания, если я не могу по каким-то причинам написать пост, значит я не могу и надо немного подождать.


Связь с вами
Гостевая, ЛС

0


Вы здесь » NEON DRIVE » ГОЛД ТУРИСТЫ » Manhattan


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC